Ситуация с обеспечением АРВП в вопросах и ответах

За последние два дня был отмечен рост обращений в РОО "Люди ПЛЮС" касающихся лекпрственных средств для лечения АРВ-терапией. Мы решили обобщить, объединить ответы и опубликовать их.

Проясните информацию об отменённом аукционе на препарат для лечения ВИЧ – инфекции Тенофовир/Эмтрицитабин и то, как это отразится на лечении людей, которые получают в настоящее время его в своих схемах лечения.

По данным мониторинга, который делает наша организация, имеющегося запаса Тенофовир/Эмтрицитабина хватит до следующей закупки. Именно по причине большого буфера  контролирующие закупку АРВП 2019 органы и предложили исключить из закупки. Причин для беспокойства нет, нужно спокойно лечиться, принимать препараты.

Зачем тогда эту информацию распространяют среди ЛЖВ?

Люди выполняют работу, но подача информации, на наш взгляд, не совсем этична. Пишется об отмене аукциона, событии произошедшем еще в начале лета, а информация о том, что препарат имеется в достаточном количестве – не указывается.

Мы планируем предложить на региональном уровне обсуждение стратегии подачи подобной информации. Как подавать информацию, не допуская необоснованных тревог у тех людей, которым эти препараты предназначены.

А Вы знали об отменённой закупке Тенофовир/Эмтрицитабин раньше?

Да, конечно, мы отслеживали весь ход закупки АРВП в этом году и такое решение являлось логичным. Мы не видели причин информировать об этом. Суть произошедшего в большей степени понятна специалистам в области закупок, а пациенту, у кого в схеме лечения есть этот препарат, подобная информация – дополнительный источник страха, неуверенности в будущем.

Скажите, а закупка АРВП на 2020 год уже началась?

Пока закупка АРВП на 2020 не объявлена, но мы уже видим некоторые сложности, и работаем над тем, чтобы ситуация 2019 года не повторилась. Есть препарат с коротким буфером – Долутегравир. Ситуация осложняется тем, что предстоит первая закупка за счёт бюджета на национальной бирже.

А с чем связан, как Вы говорите, короткий буферный запас этого препарата?

Дело в том, что в проекте ГФ 2019-2020, финансирование закупок АРВТ, в том числе Долутегравира - незначительно. При написании страновой заявки в ГФ  приоритет был отдан на финансирование услуг для ключевых групп.

Как же разрешить столь сложную ситуацию?

Закупка АРВП проводится согласно общему плану МЗ из бюджета на предстоящий финансовый год. От объявления закупки до поступления л/с в медицинские учреждения проходит около 5 месяцев. Процедура проведения государственной закупки строго регламентирована и нет возможности ускорить её оперативность.

Для того что бы избежать риска перебоев в обеспечении пациентов л/с Долутегравир мы видим единственное возможное решение –  поиск альтернативного варианта закупки для создания достаточного буфера.

Одним из наиболее реалистичных вариантов может рассматриваться закупка на международной площадке основным получателем гранта ГФ. РНПЦ МТ имеет опыт экстренных закупок , а в этом вопросе крайне важна оперативность. Финансовым источником для этой закупки может стать экономия средств текущего гранта, спонсорские средства, в том числе международных организаций (возможно ЮНЭЙДС). 

Мы вынесли этот вопрос на предстоящее заседание СКК.

В дополнение к указанному вопросу - о возможности закупки дженерического  Долутегравира.

11 августа РОО «Люди ПЛЮС» обратились к владельцу патента на Долутегравир компании ViiV Healthcare обновить информацию о ситуации с включением в лицензию, а так же выдать письмо о разрешении ввоза дженерического Долутегравира уже сейчас, несмотря на то, что препарат все еще находится под патентной защитой. .

22 августа пришёл ответ от главы компании г-жи Деборы Ватерхауз с информацией о том, что договорённости, достигнутые на встрече в Министерстве здравоохранения РБ в мае 2019, будут финализированы к концу текущего года (речь идёт о включении в лицензию и возможность закупать джененрик DTG). По вопросу разрешить закупку джененрика DTG до заключения соглашения решение пока не принято. Указанные письма переданы в отдел закупок МЗ РБ.

На вопросы отвечали: Татьяна Журавская и Анатолий Лешенок