phone Телефоны наших консультантов:  +375 29 1384374, +375 29 3864522, +375 29 231 43 81

ДИСКОРДАНТНАЯ ПАРА.ПРАВО НА СЧАСТЛИВУЮ ЖИЗНЬ

 

Со своим будущим мужем Полина начала встречаться еще в школе. Молодым людям тогда было по 15 лет, поженились на третьем курсе университета, вскоре родился первенец.

Семья жила в достатке. Полина по образованию учитель физики. Школу окончила с золотой медалью, университет — с красным дипломом. Муж по профессии механик-инженер. Чтобы семья ни в чем не нуждалась, работал на двух предприятиях.

О вероятности ВИЧ никто из супругов даже не задумывался. Симптомы у мужа Полины проявились спустя семь лет совместной жизни. Он стал ощущать слабость, постоянно держалась температура 37,6. Сдал анализы — они показали ВИЧ-положительный статус.

— Мы живём в Светлогорске. Тема ВИЧ для нас открытая. Однако подумать, что кто-то из близких болен, я не могла. Была в шоке, не знала, что делать. Анализы мужа показали, что в его организме всего лишь 3% здоровых клеток из 100. Врачи сказали, что он болен минимум 10 лет. Сразу же направили меня на анализы, но я отказалась. Боялась, наверное, не знаю. В тот момент для меня был важен любимый человек. Я всем говорила: «Сначала его вылечу, потом мы вместе начнём принимать терапию, если у меня тоже обнаружат ВИЧ».

У мужа Полины выявили туберкулёз. Несмотря на это, женщина не теряла надежды на то, что он поправится. Ездила с ним по больницам, дежурила у постели, когда стало совсем плохо. Видела, как он медленно терял силы, но не переставала верить в выздоровление.

— Меня спрашивали, хочу ли я подать заявление в суд о том, что он не предупредил меня о своей болезни (и возможно, заразил), но у меня даже в мыслях такого не было. Мы любили друг друга. У нас были хорошие отношения. Он работал. Ни я, ни мой ребенок никогда ни в чем не нуждались. Главным для меня было его выздоровление, но, увы, болезнь взяла верх.

«Собственная судьба и здоровье были мне безразличны»

В декабре 2008 года муж Полины умер. Женщина замкнулась в себе, о собственном здоровье даже не думала. Мама Полины силой завела ее к врачу, чтобы та назначила лечение. Полина тоже оказалась больна — 9% здоровых клеток из 100. Врачи удивлялись, что с такими показателями нет никаких заболеваний. Говорили, что, вероятно, просто повезло.

— Я тогда еще не осознавала всей серьезности ситуации, хотя проблемы были. Мой кабинет в школе был на 3 этаже, и чтобы дойти до него, я делала пять остановок. Не знаю, как мои родители выдержали все то, что выпало на их долю. Я никого не слушала, кричала. Уходила курить, когда они просили не делать этого. После смерти мужа своя собственная судьба и здоровье были мне безразличны. Хотя мне было ради кого жить. У меня осталась дочь. Но в тот момент я не могла ухаживать за собой, не то что за ней.

На очередном обследовании в Гомеле врач рассказал Полине о сообществе людей, живущих с ВИЧ в Светлогорске. Там с такими людьми, как она, работают психологи, рассказывают, как жить с диагнозом. Женщина решила обратиться за помощью в эту организацию.

— В СЛЖВ (сообщество людей, живущих с ВИЧ) я познакомилась с такими же людьми, как я. С теми, кто уже около 20 лет живет с ВИЧ, принимает терапию и нормально себя чувствует. В течение двух месяцев со мной работал психотерапевт, который заставил поверить в себя и вернул к жизни. Он говорил, что человеку дано ровно столько, сколько он может вынести, и любое испытание, в том числе и болезнь, для того, чтобы он переосмыслил свою жизнь. Спустя время я действительно осознала, что психотерапевт прав. Мы с мужем думали только о том, чтобы заработать побольше денег, чтобы был достаток. Здоровье нас не интересовало.

Отдыхая в санатории, Полина познакомилась с мужчиной, который помог ей почувствовать себя не ВИЧ-инфицированной, а просто женщиной. Он начал ухаживать за Полиной, но преградой был возраст. Ему 20, а ей — 32.

— Я понимала, что между нами ничего быть не может. Чтобы прекратить отношения, решила рассказать ему о своём статусе. Была уверена, что он испугается и мы больше не увидимся. Но нет. На следующий день после разговора он пришел ко мне с букетом цветов. Я подумала, что парень просто не знает ничего об этой болезни, стала рассказывать, литературу показала, всё объяснила. Он сказал: буду с тобой.

Пара рассталась спустя 8 месяцев, а спустя некоторое время женщина снова встретила мужчину, который стал оказывать знаки внимания. Он ей самой очень понравился, но в голове была только одна мысль: ВИЧ.

— Я подумала: «Один принял мой статус и не отвернулся, но второй точно не станет общаться». Посадила его, рассказала все, после разговора он уехал. Думал неделю. Потом пришел ко мне и сказал, что хочет подробней узнать о ВИЧ. Что за болезнь? Как с ней жить? Как можно заразиться? Я рассказала. После он познакомился с людьми, которые живут с ВИЧ. В итоге спустя месяц после того, как узнал о болезни, сделал мне предложение. Я согласилась.

«Муж следит, чтобы я больше отдыхала»

Пара в браке уже 5 лет:

— Он всегда рядом, во всем поддерживает. Постоянно интересуется моим самочувствием, следит, чтобы я больше отдыхала. Делает для меня очень много, и я благодарна ему за все.

Спустя несколько лет пара решила родить ребёнка. Полина как волонтер сообщества живущих с ВИЧ участвовала в конференции, где узнала: для того чтобы ребенок родился здоровым, мужу необходимо также начать терапию (даже если он здоров). Пара обратилась с этим вопросом в поликлинику. Там ответили: «На Западе такое практикуют, а у нас нет». В терапии мужчине отказали. Тогда он предложил Полине забеременеть естественным путем.

— Я была категорически против. Это большой риск. Предлагала искусственное оплодотворение. Муж ничего слушать не хотел. Говорил: «Это мой первый ребёнок, и я хочу, чтобы он был зачат естественным путем». В УК РБ существует статья № 157 об умышленном заражении человека ВИЧ, но меня останавливала не она. Я не хотела пережить то, что переживала в браке с первым мужем. Здоровье было для меня важнее всего.

Беременность Полины все же была естественной, муж при этом не заразился. Женщина говорит, что за такой подарок можно благодарить только Бога. У пары родилась девочка. Чтобы она была здоровой, Полина тщательно выполняла рекомендации врачей на протяжении всей беременности, принимала терапию. В течение пяти дней после родов терапию получал и ребенок. ВИЧ у него не обнаружили.

Сегодня Полине 38 лет, она полна сил и энергии. Столкнувшись с диагнозом, она действительно по-другому посмотрела на жизнь. Единственное, чего боится Полина сейчас, — оказаться в тюрьме по ст. 157 УК РБ (Заражение вирусом иммунодефицита человека). Если бы муж Полины заразился, ей бы мог грозить тюремный срок, несмотря на то, что мужчина женился, зная её статус, и сам предложил родить ребенка. Он говорил врачу, что может заверить у нотариуса документ о том, что не имеет никаких претензий к Полине в случае заражения. Но мужчине ответили: «Закон есть закон».

— Даже если вы живете с мужем и все в вашей семье хорошо, то заявление могут подать его родственники, врачи. На мой взгляд, это неправильно. У меня счастливая семья, мы с мужем любим друг друга, и в один миг все может прекратиться. Может ли государство или кто-то другой решать за нас?

tut.by Сылка на статью


Читать полностью:  https://news.tut.by/society/522093.html


Читать полностью:  https://news.tut.by/society/522093.html

S5 Box

Login

Register

You need to enable user registration from User Manager/Options in the backend of Joomla before this module will activate.